Знакомства в магнитогорске катя мурина из церкви

Calaméo - "Василевские чтения"(, гг.)

Особенно те, кто имеет религиозные верования и ходит в церковь. Ведь там его используют повседневно и повсюду, где того требуют обряды. В году в Магнитогорске был освящен Свято-Вознесенский собор, Иное дело Церковь. По своей значимости для россиян она Под руководством Леонида Мурина гидростроители ОАО "Колымаэнерго" систематически а скорее площадка для встреч, культурных знакомств и размышлений". Тогда же, после церкви, узнав, что я работаю переводчиком с беженскими .. Видно было, что все ее хахали всегда при знакомстве именно о где- нибудь в новостройках дальше Муринского ручья и ездил бы домой на Казанский и там сесть на первый же поезд до Магнитогорска. А я.

И всегда чужд мне был спортивный азарт, что футбольно-хоккейный, что шахматно-картежный. Чужд и скучен, как скучны были вопящие на стадионах фанаты. Тем не менее, как с торговцами, так и спортсменами, я в свое время весьма продуктивно, а главное, искренне, дружил к большому взаимному удовольствию.

И если среди моих друзей-торговцев никто пока, судя по газетам, не прославился, как Гусинский, или Березовский, то некоторые из моих бывших друзей-спортсменов, весьма преуспели, особенно политолог и одно время даже советник президента Андраник Манукян.

Всего несколько лет тому назад, что Новое Русское Слово, что Московские Новости на каждом шагу его цитировали. Забавляли меня эти цитаты. Редко даже среди самых русопятых знакомых встречал я такой Российский имперский дух, как в лозунгах Манукяна. Ваще-то, блин, в глубине души, только тебе признаюсь, это - по. Я ведь только по трезвому на публику гнилой либерал, ярый демократ и анти-империалист, а в нутрях-то, когда хорошо приму, еще какой махровый Владимир Вольфович или геройски павший на фронте поэт Коган: Так и тянет стакан засадить, скатку скатать, штык пристегнуть и вперед к Индейскому окияну портянки полоскать.

А что ты хочешь? Ты же сам мне с четырнадцати лет мозги мировым коммунизмом засерал, а мой друг-алкоголик, Алька Максимюк, с шестнадцати, когда начали мы с ним регулярно пить, всегда поднимал очередной тост следующего содержания: Были у меня два друга Александра: Как же это я умудрялся с обоими вами дружить совершенно искренне, обоим верить и поддакивать? Проскочить между вами и остаться самим собой, а, именно, никем.

Вся эта история напоминает мне старый анекдот о том, как Екатерина Вторая принимала некого актера императорского театра в роли великих любовников. То он у нее в койке Ромео изображал, то Отелло, то еще кого-то из шекспировских персонажей.

Наконец, ей это надоело, и она сказала: Правда, если серьезно, без стёба, далеко не всегда я Максимюку искренне поддакивал, чаще всё же только для вида, чтобы конфликтной ситуации избежать. Я их просто не переношу. А тост его вообще всерьез никогда не воспринимал. В трезвом виде он меня раздражал, а в пьяном просто забавлял, как. Однако, понимание того, что именно из-за подобного тоста Россия и погибла в году, пришло ко мне только в пятидесятилетнем возрасте и трезвом виде.

В те времена, когда я, уже здесь, в Монреале, жил на подворье белогвардейской Русской Зарубежной Церкви. При мне, помнится, как-то за трапезой владыка Виталий возьми да и скажи: Вот тогда-то я и понял: За гордыню и за непомерное расширение, на которое права Божьего не имели.

Какое отношение может иметь Божья кара к российскому расширению? Идея, что наша погибель произошла из-за какого-то "заговора темных сил" не на пустом месте родилась. Если ты начнешь внимательно изучать историю русской революции, то убедишься, что всё там столь совпало, так все пазы друг в друга вошли, все гаечки на соответствующие винтики завинтились, что без изначально составленного плана произойти сие не могло никак.

Столько раз судьба большевиков была уже практически решена, но всегда в самый последний момент происходило нечто такое, вроде бы совершенно случайное, и они - снова на коне, а враги их бегством спасаются.

Вот только вопрос возникает: Ну, естественно, у "патриотов" наших ответ один: Значит, это они смогли так ловко и в столь грандиозных масштабах натравить русских людей на взаимное истребление, заставили их вцепиться друг другу в глотки, да еще при этом всё на столько лет вперед рассчитали, всё так срежиссировали, до того гениально смогли предвидеть миллионы случайностей, каждодневно возникающих в ходе жутчайше хаотической гражданской войны, что цели своей добились и погубили великую мировую державу?

И никому из наших "патриотов" не пришла в голову простейшая мысль, что на подобные действа лишь боги способны. А раз так, то выходит, что они, антисемиты наши, ненавистных им жидомассонов за богов держат! Давай чисто по логике рассуждать: Шурик, ты меня извини, при всем моем уважении к твоему народу, я, видимо, всё же не настолько р-р-руский патриот, чтобы за богов вас держать, ибо, по моему разумению, люди вы, такие же, как все остальные.

Посему, если бы мне кто-нибудь доказал бы обратное, что, мол, вся русская революция это - не что иное, как "козни иудейски", то я тут же бы поверил в еврейское всемогущество и в точности, как известный герой Войновича, помчался бы писать заявление: Действительно, так оно и было, и такой широкой поддержки большевики не имели среди других наций.

"Василевские чтения"(2013, 2014 гг.)

Ни среди украинцев, ни среди кавказцев, уж не говоря о прибалтах. Вот только помнить об этом наши патриоты почему-то не хотят. Оттого-то и убеждение мое, что сей антирусский заговор, да соответствующий план русского этносуицида рождены были не на каком-либо Сионе, уж не говоря про германский генштаба только и исключительно на Небесах, ибо только там столь сверхчеловеческая пьеса и могла родиться. А, придя к подобной мысли, стал я и дальше шарики крутить и размышлять: А чем же могли мы настолько Бога прогневать, что он попустил погибели именно нашей страны, а не Англии или какой-нибудь там, скажем, Швеции?

Разговоры с монахами ответа не дали. Те были абсолютно убеждены, что Россия погибла, мол, оттого, что русские люди-богоносцы перестали регулярно ходить в церковь и каждую неделю исповедываться, да причащаться Может, здесь нечто такое, что уму моему не под силу Посему молчу, прости Господи Но именно оттого, что монаший аргумент мое понимание превзошел, я его отверг, да стал искать другой, что был бы мне по разумению.

Если хоть кто-то в жизни поступает иначе, то пусть бросит в меня камень. Размышлял долго, пока не вспомнил дядю Васю, сиречь, дядю моего двоюродного, полковника МВД и бывшего начальника сталинского концлагеря. Как-то, дай Бог памяти, году в ом, дядя Вася с супругой гуляли у нас дома с моими родителями, ибо приходился он двоюродным братом мамани.

И в определенный момент застолья тот, дыша жутчайшим перегаром и сверкая огромнейшими серебряными погонами полковника МВД, неизвестно зачем, вошел в нашу спаленку, где я изучал географический атлас мира, сел рядом, обнял меня по-родственному за плечи, и, тыча пальцем в западное побережье США принялся вещать: Ведь это же всё наше! А я подумал про себя в тот самый момент: Как бы это так сделать, чтобы дядей Васей было в мире поменьше? В смысле дать бы им по рукам, иначе, мол, всё захапают!

Посему сейчас, пол века спустя, я, осмелившись в пьяном кураже экстраполировать свои пьяные мысли на Божеские, прихожу к выводу, что Господу не понравилась именно эта наша страсть всё себе заграбастать и считать себя хозяином в любом сопредельном с нами государстве. И при этом полностью презирать туземное население.

Мы там с утра до вечера ездили на автобусе Икарус, а наш русский шофер, местный дядя Вася, с таким жутчайшим презрением отзывался о среднеазиатах, называя их только "зверьми", что как-то, хорошо поддав, я не выдержал и спрашиваю: Мужик, а ты не боишься, что в один прекрасный день тебе здесь за "зверей" отвечать придется?

Да я здесь хозяин! Бесполезно что-либо ему объяснять. Пусть Бог его вразумит. Думаю, если еще жив, то уж давно тот мужик вразумился. Вот так и Россию нашу Он в ом году решил вразумить. Взял, да рассчитал на своем небесном компьютере, что в двадцатом веке мы столь круто в гору попрем, что окажемся единственной мировой сверхдержавой, поскольку никакой другой западной стране за нами будет не угнаться. Одних только гениев столько у нас на душу населения, куда там Западу, не говоря уже про богатства недр наших!

И, видимо, картина сия Божий дух не возрадовала. Оттого после долгого раздумья, решил Он нас укоротить и заслал большевистскую заразу, чьи микробы, кстати, попали прямо-таки словно на специально для них унавоженную почву. Заслал, чтобы нам не повадно было и дальше свое жизненное пространство расширять.

Хотя объяснить, зачем наши предки постоянно расширяли границы. Уж больно неудобно располагалась Московская Русь, открытая всем четырем ветрам и набегам со всех сторон. И чтобы обезопасить свою исконную территорию от хищных соседей, вынуждены были московитяне создавать буферные зоны. Вот только с годами и сменами поколений зоны эти становились в сознании народа исконно русскими землями, которым, в свою очередь угрожали хищные соседи.

И чтобы обезопасить их, снова приходилось создавать буферные зоны. И так до Аляскинского буфера, чтобы Чукотку обезопасить. Да что там Чукотка! Сто лет назад, до японской войны, и Манчжурия считалась исконно русской землей.

Мы там города и железные дороги строили.

Стена | ВКонтакте

Кстати, последний раз идея буферной зоны прозвучала из уст брежневского политбюро, который заявил, что мы вошли в Афганистан, "чтобы обезопасить южные границы СССР". Ты можешь мне резонно возразить, что не мы одни так себя вели в прошлых веках. Англичане, например, еще больше расширялись. Так-то оно так, да только они, прежде чем расширяться, в своем собственном доме порядок навели, хотя бы элементарные дороги к каждому английскому дому проложили. К тому же их колониальное расширение самим им ничем не грозило, ибо не было в Англии такого кричащего разделения между кучкой господ и массой бесправных рабов.

Каждый британец считал себя, да и действительно являлся личностью, уважая ценность личностей своих соплеменников. Оттого общество их было прочно и монолитно. Мы же, увы, на ценность личности плевали всегда с высоты кремлевских башен. Помнишь, у Лескова Левша из Англии на корабле возвращался и в пути заболел. А вместе с ним еще одного англичанина горячка свалила. Когда же корабль прибыл в Петербург, то англичане за своим заболевшим тут же карету выслали и увезли.

А наши Левшу так и оставили подыхать в таможне на полу. Да еще перешагивали через него, в точности как сейчас перешагнут в Москве или Питере через умирающего на земле человека. А столь тобой любимая Светловская Гренада? В пятнадцать лет мы пели её с восторгом, и в голову не приходило вдуматься в эти строчки: Отряд не заметил потери бойца, и Яблочко песню пропел до конца Как это не заметил? Неужто, песня Яблочко была для них дороже, чем жизнь бойца-товарища?

Выходит, не только не похоронили, а даже и не вспомнили, что только что скакал рядом с ними товарищ по оружию. А они, блин, песню пели и не заметили. Гренаду хотели завоевать, чтобы и там валялись под каждым кустом не похороненные. Шурик, строчки эти мог написать только и исключительно человек, рожденный и воспитанный Россией.

Поскольку именно наша матушка-Русь так часто не замечала и не хоронила собственных погибших сынов. Другие страны и народы давно составили поименно, до последнего человека списки своих павших бойцов. А у нас в центре самой обжитой северо-западной Руси до сих пор в лесах и болотах лежат скелеты в истлевших русских касках.

Ну, а при подобном отношении к "человеческому материалу" термин-то блин какой общество наше и так уже находилось в вечном напряге, посему расширяться нам, да при этом не лопнуть, не получалось никак.

Я уж не говорю про порядок в собственном доме, да про дураков и дороги в наших исконно русских землях. Так что никаких прав Божьих на расширение мы не имели. А, ведь, только этим и занимались всю свою историю. Возьми ту же несчастную русско-японскую войну, от начала до конца бессмысленную, как гибель Варяга. Конечно же, они красиво погибли. И песню о себе оставили исключительно волнующую. Если бы меня когда-либо повели на расстрел, и я бы при этом был круто пьян, то только бы эту песню и пел, ибо под нее русскому человеку сама смерть не страшна.

Правда, если бы меня вели к стенке трезвого, то вряд ли бы запел. В этом случае, скорее всего, ползал бы на коленях, молил бы, канючил прощение и клялся бы, что больше не. Ну, это к слову И всё же, всё же! Где принял экипаж Варяга свою героическую смерть? А чё, блин, он там делал, на хрена туда приперся? Вот если бы крейсер наш стоял так же на смерть на слиянии Волги с Окой, а на него перли бы со стороны Астрахани дредноуты адмирала Батыя, вот тогда да! Тогда, ваще, "Варяг" надо было бы сделать национальным гимном вместо всех прошлых и нынешних.

Да только стоял-то он на смерть в чужом корейском порту. На хрена ж он там стоял!? Но как только приму стакан, тут же с грамофонным шипением включается внутри меня вальс "Амурские волны", и под его рвущие душу аккорды слышу я в ответ голос собственной крови: А не на хрена! А потому, как надо! Потому что, это всё, бля, наше р-р-русское! Впрочем, когда я на подворье жил, и стакана не надо было, чтобы слышать вокруг себя подобные голоса. Там они, дети и внуки битых перебитых изгнанников, всю жизнь проведшие на чужбине, только об этом и говорили.

О российской богоизбранности, единственно правильной религии православии и о том, в каком заблуждении пребывают все остальные народы, которые по косности душевной и жестоковыйности своей к православию так и не пришли. А также о том, что надо бы их туда насильно за руку привести, а упираться будут, то можно и отшлёпать.

Я же сидел, слушал всё это и вспоминал совсем недавнее советское заклинание, что алело буквами на каждой второй крыше: Как же эти никогда не видавшие Россию изгнанники похожи на нас, которые всю жизнь там прожили! И как же ни те, ни другие ничему за весь двадцатый век не научились! Но это я тебе пишу о том, о чем мне думалось.

А говорилось-то мной совсем другое. Поддакивал я им и рассказывал, какой был у меня в детстве друг Максимюк, что поднимал тост за Россию от Москвы до Москвы по часовой стрелке.

И, что, якобы, тот тост шибко мне душу грел. А белоэмигранты кивали головами и соглашались, мол, правильный тост. А что делать-то было, Шурик? Не поддакивал, так выгнали бы к чертовой бабушке. А там на подворье присутствовал и кров и пища и заработок. Ну и чё не поддакнуть-то?

Чай не отвалился язык. Да мне ли привыкать? Сколько лет на политсеминарах высидел, важно кивая головой и одобряя, когда несли докладчики всякую херню!

Хотя в душе совсем другое держал, да посмеивался. Но только в душе. Да так, чтобы, не дай Бог, смешок на роже не отразился. Так же вёл я себя и с никогда не нюхавшими Россию потомками белых эмигрантов, прожившими всю жизнь в герметически замкнутом мире русской классической литературы и детских воспоминаний отцов и дедов. Как заводили они при мне песню про русский "народ-богоносец", то я тут же важно кивал головой, а сам вспоминал сцену, описанную в Деянии Апостолов, когда на пятидесятый день сошел на них Святой Дух, и они заговорили на разных языках.

И изумлялись все и, недоумевая, говорили друг другу: А иные, насмехаясь, говорили: Тогда Петр, чтобы разубедить толпу мужей Израилевых выдал им совершенно железный аргумент. И представлял я этот аргумент, выданный в богоносной России богоносным же алкашом богоносному старшине вытрезвителя.

Мол, не забирай меня в хмелевозку, я еще не пил сладкаго вина, ибо сейчас только третий час дня. И смех меня разбирал, ибо воображал себе, как бы поразился святой Петр, если бы прогулялся утречком по Перово, а еще лучше Чухлинке, где уже с 7 утра в дупель пьяные богоносцы под каждым забором отдыхают?

Однако, я бы в жизни своей палец о палец никогда не ударил ради осуществления идей Владимира Вольфовича или Максимюка, даже если бы они и были близки мне по духу. Не ударил бы, ибо отношусь к третьей категории Пифагора. И, вот, наконец, она, моя третья категория. Это те, которые пришли сии игры просто наблюдать. Пифагор ее называет высшей, но я с ним категорически не согласен. Я вообще против этих терминов: Я бы просто ограничился констатацией, что эта категория - отличная от первых двух.

Отличная именно в том, что мы ни торгуем, ни состязаемся, а просто созерцаем, плывя по воле волн. Не спортсмен я, зритель, а трибуны здесь, в Канаде, не скажи, как удобней.

Теплые, не дует, и видно сверху всё, благодаря средствам массовой информации, особенно Интернету. И, главное - сытные трибуны. Уж больно голодно, да холодно на совковых-то трибунах созерцателей. А я - сибарит. Люблю вкусно кушать, пить. И при этом созерцать. Но в России вкусно пьют, да кушают только лишь удачливые торговцы и спортсмены, которые, кстати, с каждым днем все больше смыкаются. Созерцатели же, вроде меня, лапу сосут. А я не хочу. Я желаю сосать пивочко Molson dry, водочку Absolut и при этом никому не наступать на горло, да чтоб и мне не наступали.

А Канада, наверное, последний социалистический оазис, в котором возможна такая вот райски созерцательная жизнь. Вот потому, я здесь и живу при всей моей тоске по Фонтанке и Яузе.

Сижу тут, а не там, так как не спортсмен. У нас же на Родине сейчас сплошные спортивные игры: Не мое это, точно знаю, что не впишусь. Нет мне с моей ленью и абсолютным пофигизмом физического места в нынешней новой России.

Смотрю я современные российские сериалы про ментов, да бандитов, читаю непривычно яркие, толстые газеты с крикливыми заголовками, слушаю бредовую, блатную попсу, и не чувствую, что есть там для моей души уголок. Всё это мне жутко интересно, но всё - чужое. Мечется моя душа, высматривает местечко в этой новой, непонятной стране, и не находит.

Вот оттого толчется она до сих пор в тусовках у винных магазинов в Вешняках или на Большом проспекте Петроградской стороны х, начала х годов, ибо только там чувствует себя своей среди своих, Только там способна она испытать душевный подъем от слухов, что, мол, де, выкинули десять ящиков Пшеничной, или, скажем, 20 - Агдама. Еще душа моя, обожает ленинградские пивные ларьки "с подогревом".

Между прочим, социологи, историки, философы, напрасно не задумались ни разу над феноменом русского, а в особенности ленинградского пивного ларька. Это же был уникальнейший мир в себе, подлинный отечественный пример народного единства.

Ведь именно здесь оно и происходило, вокруг этого голубого пластикового чуда на каком-нибудь грязном пустыре, усеянном ломаными ящиками и рыбьими скелетиками. Это только в брошюрах моего издательства АПН народ смыкал ряды вокруг родной коммунистической партии. А в жизни смыкались наши люди вокруг родного пивного ларька. Стоял совейский народ, сплоченный, по мудрому определению Александра Зиновьева, в общность - очередь, а внутри за заветным краником, под звучным лозунгом: Боже, какие во время оно велись там диспуты, как размышляли о политике, о социологии!

Вся российская политология с социологией именно у ларька и зарождались. Как-то в конце х годов мы с Максимюком услыхали у пивной точки возле Карповских бань целую стенограмму кремлевского банкета, где кроме руководителей Партии и Советского государства присутствовал еще целый ряд лидеров дружественных СССР стран, имена которых были тогда у всех на слуху.

Рассказывал всё это восторженный работяга своим друзьям по цеху или бригаде которые, внимая ему, со смаком попивали "главъёрш", как тогда звали сей напиток, поскольку после смерти Хозяина Маленков объединил кучу различных главков, в том числе Главпиво и Главводка. Стенограмма эта как-то сразу стала объектом повсеместного цитирования, так что еще даже в шестидесятые годы у тех же питерских ларьков после команды "Наливай!

Ибо любил русский народ своих народных вождей. Кстати, ларьки такие не только в Великороссии существовали, но и на всех прочих украйнах земли советской и весьма были внешне схожи. Но, кардинально отличались, скажу тебе, по смыслу ведущихся возле них диспутов и бесед. Вот, помню, в июлея у такого же ларька очередь выстоял в центре некогда иностранного австро-венгерского города Лемберга, и все там было почти, как у нас, кроме небольших лингвистических различий.

Впрочем, я, как филолог, быстро в них разобрался, и пока очередь двигалась, понял, что наша маленькая здесь зовется "стакан", а большая - "бокал" с очень сильно открытом "О". Царь царствующих и Господь господствующих" Отк.

Если бы кто ещё предполагал, что Апостолы Павел и Иоанн говорят о двух личностях, то обратимся ещё к книге Откровений, где написано: Праведны и истинны пути Твои, Царь святых" Откр. Не может же Иоанн один раз Бога, а второй раз Иисуса называть Царём царствующих и Господом господствующих, или как будто в этой роли здесь две отдельные личности. В книге Откровения, на ином месте, Агнец ещё показан как Царь и Господь, что и читаем: Отсюда имеется ясность того, что Бог и Иисус есть.

Ибо всё, что говорится об Иисусе, касается Бога, а что говорится о Боге, переносится на Иисуса. У пророка Захарии сказано: Эти слова Ветхозаветных предсказаний вполне согласуются со словами Нового Завета, как и читаем: А что Иисус Христос есть Царь, то сказано и ещё: После всех этих доводов и доказательств Ветхого и Нового Заветов, казалось бы, каждому надо понять, что Иисус Христос есть Бог, явленный во плоти. Всё и во всём есть только один Бог, один Царь, один Господь!

Это краткое обозрение да послужит читателю для познания единого Бога. Никто да не забывает, что Ветхий и Новый Заветы являются неделимой целостностью. Только при чтении всего Слова Божия, с молитвою, возможно уразуметь эту великую тайну Божию. Бог да поможет, по благодати и Своей милости, найти каждому ищущему и познать Его правду. Для введения возьмём слова пророка Исайи, который говорит: Он спасёт нас" Исайя, Дальше, в Псалме 7: Судья всей земли поступит ли неправосудно?

Всемогущий и единый Бог есть Судья Вечный. В Новом Завете Господь Иисус сказал: О Господе Иисусе Апостол Пётр говорит: Апостол Павел также свидетельствует: Отсюда является очевидным то, что Апостол говорит о Боге и об Иисусе Христе, как об Одной Личности; ибо, если бы здесь говорилось о двух личностях, то было бы сказано: По этой причине Апостол Павел со всей серьёзностью обращает внимание и говорит молодому труженику Тимофею: Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух и обратятся к басням" 2 Тим.

Это святое желание обязывает каждого служителя Божия в каждое и во всякое время возвещать чистое Слово Божие. К этому чистому благовествованию относится и то, что говорится о едином Боге, явленном в лице Иисуса Христа, так как об этом пишет Апостол Павел: В Послании к Тимофею Апостол Павел ещё пишет: Апостол называет здесь Господа Праведным Судьёй. А в Послании к Евреям сказано: Отсюда опять имеем ясное свидетельство, что Бог будет Судьёю всех и. Совершенную ясность в этом дают слова из Откровения Ей, Господи Боже Вседержитель, истинны и праведны суды Твои".

И здесь показан Иисус и Бог в одном лице. За 15 с половиной лет службы в этом храме он много сделал для его благоустройства.

В году скончалась его жена. Не исключено, что она умерла, уехав лечиться, поскольку в метрических книгах Великих Лук не об- наружена соответствующая запись. В том же году сын Иван окончил семинарию и женился на Екатерине Ивановне Василёвой, отец которой состоял уже священником псковского кафедрального Троицкого собора.

Вероятно, бракосочетание состоялось в Пскове, но метрические книги городских церквей за эти годы не сохранились. В ней он прослужил 37 лет 8 месяцев и 25 дней, продолжая заботиться о бла- гоустройстве храма и кладбища.

Но широкую известность он получил за распространение грамотности среди прихожан, обратив внимание на полное отсутствие в Великолуцком уезде школ для крестьянских дево- чек. Более двух тысяч прихожан Успенской церкви составляли жители 38 деревень Спасо-Никольской волости, примыкавшей к городу. Они были не крепостными и принадлежали казне. По прошению Пульхе- рова управляющий Псковской палатой государственных имуществ коллежский советник Алексей Гаврилович Казначеев 7 октября года разрешил ему открыть школу на 18 девочек.

Христианские знакомства. Социальные сети и сайты знакомств?

Иван Михайлович разместил её во флигеле, имевшем две комнаты, в которых ранее жил его отец, ставший. Все расходы, включая учебные пособия, Иван Михайлович при- нял на себя, и сам учил чтению и письму, арифметике и Закону Божию. Особое внимание в школе уделялось рукоделию. Екатерина Ивановна обучала девочек самому необходимому в семейном быту: Впоследствии это занятие стало для слобожанок постоянным промыслом.

Уже 31 января года Пульхерову было объявлена Архипастырская благодарность 10 Василёвские чтения за открытие школы. В том же году там побывал Казначеев, признал её образцовой, принял на казённый счёт и разрешил перевести в наёмную квартиру.

Это позволило с года увеличить число учениц до х. Его доклад в Министерство госимуществ довели до сведения импера- трицы Марии Александровны, которая взяла школу под своё покрови- тельство, поручила высылать книги, а учительницу наградила золоты- ми с бриллиантами серьгами и брошью.

Была у Ивана Михайловича и краеведческая жилка. В году уездный стряпчий сообщил ему об упразднении архивов местного суда и магистрата и предстоящей отправке части дел в Москву. Он взялся за их изучение. В том же году оно было выпущено и отдельным оттиском.

Действительным членом Губернского статистического комитета Пульхерова избрали 10 декабря года. Она внезапно скончалась 23 декабря года. Как депутату от Великолуцкого уезда, Ивану Михайловичу при- шлось поехать на епархиальный съезд духовенства в феврале года.

При отъезде домой на псковском вокзале он оступился, растянул жилы ноги, лечился в столице, но вернувшись, слёг и скончался 23 ноября. Супругов похоронили на Успенском кладбище в семейном склепе, в котором уже 15 лет покоился его отец Михаил Рудаков. Все три сына и четыре дочери Пульхеровых родились в Великих Луках и крещены в Успенской церкви.

Сыновья окончили Псковскую семинарию, но учились в светских вузах. И всё же старший — Леонид стал священником и рано скончался в Тифлисе Тбилисиа его старшая дочь Мария была начальницей Великолуцкой женской про- гимназии. Второй сын — Николай ?

Через день, 10 августа, при крещении в Успенской церкви его восприемниками стали студент Московской духовной академии Иван Василёв брат матери и жена священника Рижской епархии Ольга Спасоклинская сестра материа её муж Михаил Спасоклинский совершил обряд крещения.

Во время учёбы в Псковской семинарии, в годах, Александр Пульхе- ров жил у дяди — Ивана Ивановича Василёва, служившего тогда стар- шим ревизором Псковской контрольной палаты, и интересовался его краеведческими трудами. Таким образом, изучением родного края Александр стал заниматься по примеру отца и дяди. По окончании физико-математического факультета Петербургского университета Александр вернулся в Великие Луки и 11 апреля года получил место преподавателя естественной истории местной женской прогимназии.

Учителем естественной истории и русского языка он был и в духовном училище, а все свободное время отдавал сбору материа- лов для будущих книг по истории родного города и уезда. Уже 26 марта года его избрали в действительные члены Псковского губернского статистического комитета. По его предложению в Великолуцкой обще- ственной библиотеке открыли местный отдел, и Александр Пульхеров передал туда книги И. Пока неизвестны причины, по которым в году, после оконча- ния учебного года Александр вместе с незамужней сестрой Марией, содержавшей с года бесплатную школку грамотности для шести девочек, переехали в Пензу.

Там он тоже был избран в Губернский ста- тистический комитет и продолжал готовить к публикации собранные в Пскове материалы. А 3 октября столько же места она предоставила отчёту о про- 12 Василёвские чтения шедшем праздновании.

Не позднее года Александр Иванович перебрался в Калугу. На её титульном листе указано: Член Псковского, Пензенского и Калужского Статистиче- ских комитетов. Издание Псковского губернского Статистического ко- митета. Она отпечатана в году и тоже является изда- нием Псковского губернского статистического комитета.

Помещённые в ней сведения об отце и его школе прославили Ивана Михайловича, а без них он оставался бы в безвестности. Александр Иванович сохранил и позаботился о публикации ещё одной краеведческой работы отца. Александр Пульхеров оставался в Калуге все последующие дорево- люционные годы. Он служил в управлении Сызрано-Вяземской желез- ной дороги: Они стали доступными современным читателям. Следует ожидать, что и труды его отца Ивана Михайловича будут переизданы.

Ивана Ивановича Василёва как краеведа интересовали все стороны прошлого Псковского края, в том числе и история псковского дворян- ства. Это дела Псковской провинциальной канцелярии1 и сведения о числе ревизских душ Псковской губернии, числящимся за разными сословиями и учре- ждениями по переписи г. Василёв опублико- вал статистические данные о дворянстве губернии и принадлежащих им крепостных, в алфавитном порядке с указанием полного имени и отчества каждого владельца и общего числа его крестьян.

Представля- ется, что И. Василёв не стремился к точной передаче названия доку- мента, а рассматривал публикацию как обнародование важных стати- стических сведений по истории края. Другой вывод, который напрашивается, что данные И.

Василёва соответствуют не губернии, а провинции. Если анализировать степень прожиточности дворян, который определялся для этого времени количеством крепостных крестьян, большинство из них было мелкопоместным.

Придерживаясь общепри- нятой классификации к мелкопоместным мы будем относить владения 14 Василёвские чтения до 20 - 21 д. Се- мевский выделял еще группу владений до 10 д. Мы так же учли эту категорию мельчайших владений для псковских дворян, поскольку доля владельцев с таким числом крестьян была заметна5. Из владельцев примерно одна четверть человек имели во владении всего по 10 д. Среди крупных владельцев Псковской земли был такой известный государ- ственный деятель как Алексей Григорьевич Разумовский, которому по данным И.

Василёва принадлежало д. За Сергеем Павлови- чем Ягужинским записано д. Борис Алексее- вич Лихарев владел д. Дворя- не выступали в качестве ответчиков по обвинению в слове и деле госу- дареве. Дворяне привлекались к рассмотрению дел по хозяйственным спо- рам между крепостными и тяжб по поводу самих крестьян.

Прибывшего для выяснения обстоятельств дела в д. Скрывшиеся в лесу крестьяне объявили, что при попытке их словить, они убьют разыскивающих, а действия их сан- кционированы помещиком Дубровским8. Некоторые дела, хотя и не многочисленные дают возможность су- дить об обыденной жизни рядового псковского дворянства, их взглядах, отношении к службе.

Иногда псковских дворян приходилось разыскивать. На исправление ошибок, возникающих в результате неправильного оформления документов на наследуемые владения, зачастую уходили годы.

На примере дела, можно предста- вить, как решались вопросы относительно наследования. Так, в резуль- тате неправильной приписки в дворцовое ведомство деревни которая должна была перейти по наследству от отца Василию Княжнину раз- бирательства происходили в течение 50 лет. К сожалению, в публикации не всегда указаны имена участниковпроцесса,возможно,ихнебыловоригинальныхдокументах. Василёва важны при ра- боте с материалами генерального межевания.

Так, сельцо Кашино до Стакельбергов принадлежало полковнику А. Кашалеву, а ранее, как и близлежащие деревни, входило в состав дворцовых владений. В слова- ре И. Кашино с пустошами Белоусово, Суходол- жино, Палкинской вол в 30 верстах от г. Пскова, общей площадью десятины сажень Таким образом, благодаря изысканиям и публикациям И. Василёва современные исследователи имеют возможность не только обращаться к ценным источникам по истории псковского дворянства, но и локализо- ватьупоминаемыевнихселенияихозяйственныеобъектынаместности.

Сведения о числе ревизских душ Псковской губернии, числя- щимся за разными сословиями и учреждениями по переписи г. Крестьяне в царствование императрицы Екатерины II. Сведения о числе ревизских душ Псковской губернии, чи- слящихся за разными сословиями и учреждениями по переписи г.

В крепостной стене рядом с церковью были Егорьевские ворота, выходившие к реке Лабутина,. Церковь представляет собой четырехстолпный трехапсидный од- ноглавый храм со слитыми сводами. По качеству исполнения Церковь Георгия со Взвоза считается одним из лучших памятников псковской архитектурной школы. Даты постройки придела и притвора неизвестны.

Археологические раскопки возле церкви проводились в г. С южной стороны церкви был заложен Георгиевский III рас- коп кв. При раскопках были обнаружены плитняковые фундаменты сооружений, примыкавших к основному объему храма. Имевшиеся данные позволи- ли отождествить фундаменты с известными по источникам приделом и притвором, а также уточнить обстоятельства их возведения.

Соотнесение массивных плитняковых кладок в раскопах с планом церкви Георгия позволило интерпретировать их как остатки галереи, пристроенной к ней с северной, западной и южной сторон. Предполо- жение о наличии галереи с юго-западной стороны от храма высказы- валось еще Ю. Однако, он называл галереей только архитектурный объем, соединявший западный притвор с северным и южным приделами Спегальский,.

Исследования года позволили установить некоторые параметры галереи. С южной стороны церкви ширина ее фундамента составляла 1,8- 1,9 м. В верхней части сохранившейся кладки отчетливо прослежены следы внутристенного прохода шириной 0,6 м. По-видимому, именно здесь внутри стены проходила лестница, ведущая на звонницу. Таким образом, можно думать, что звонница располагалась не на южной стене четверика Псков через века.

Ширина помещения между четвериком и внутренней стеной галереи была 2,5 - 2,6 м. С северной стороны церкви ширина фундамента галереи составля- ла 1,3 - 1,4 м. Ширина помещения между внутренней стеной фундамен- та и четвериком равнялась 4,3 - 4,4 м.

Южная стена галереи замыкалась на юго-западный угол современ- ного притвора, в основе которого - первоначальное крыльцо. На северо- западный угол притвора замыкалась северная галерея. Эти наблюдения позволяютутверждать,чтоосновнойобъемнынешнегопритворасновым крыльцом был сооружен одновременно со строительством галереи и яв- ляется составной ее частью.

Соответственно из притвора, также как и из четверика, можно было попасть и в северную, и в южную части галереи. При шурфовке в северной части нынешнего притвора удалось рас- крыть массивное основание северо-западного столба первоначально- 18 Василёвские чтения го крыльца, к которому примыкала кладка, соединяющая этот столб с полустолбом в составе западной стены четверика.

Поскольку почти вплотную к кладке располагались непереотложенные кости погребе- ний, надо полагать, что она была возведена до начала захоронений в га- лерее, могла быть сооружена одновременно с галереей и представляет собой северную стену помещения под крыльцом. Временной разрыв между завершением строительства четверика и возведением вокруг него обстройки вряд ли был очень большим.

Архе- ологическое подтверждение тому - отсутствие прицерковных захороне- ний,предшествующихвозведениюдополнительногообъема. Спегальского, строительство галереи в некоторых случаях изна- чально входило в замысел псковских зодчих Спегальский,. При археологических раскопках выяснились некоторые обстоятель- ства обустройства северного придела. По крайней мере, изначально это не был самостоятельный архитектурный объем. Придел был устроен в северо-восточной части северной галереи.

Время приспособления га- лереи под придельный храм Петра Митрополита по археологическим материалам точно установить не удалось. Однако это произошло после того как в галерее уже сформировались яруса захоронений, обна- руженных при раскопках, то есть не ранее середины XVI столетия, если предположить, что галерея строилась в начале XVI.

При обустрой- стве придела северо-восточная часть галереи была отгорожена камен- ной стеной. Она начиналась от юго-западного угла четверика и отде- ляла придельный храм от остального объема галереи. Вход в придел находился в северной стене четверика, о чем свидетельствует дверной проем. Был ли дополнительный вход изнутри галереи, остается неиз- вестным. Любопытным сооружением, примыкавшим к северной стене приде- ла, является массивная плитняковая кладка на глине размерами в преде- лах раскопа х см, опиравшаяся на глинистый предматериковый слой.

Вряд ли его можно рассматривать, как контрфорс, призванный усилить стену придела, так как она была основана на материковой скале и имела достаточную толщину. В большей степени эта кладка напомина- ет опечек отопительного сооружения, назначением которого мог быть обогрев северного придела церкви Георгия. То, что печь была располо- жена за пределами церкви, имеет объяснение.

Расположение печи в небольшом по размерами приделе очень сокра- тило бы пространство для богослужения. Поэтому не исключено, что для обогрева придела Петра Митрополита было использовано отопи- 19 Василёвские чтения тельное устройство колориферного типа. В этом случае теплый воздух от печи расположенной в помещении снаружи храма поступал внутрь по специальным воздуховодам. Такие устройства использовались в средневековом храмовом строительстве, в.

В частности, подобное отопительное сооружение бы- ло исследовано в году при раскопках трапезной церкви Мальского монастыря Гофман, Харлашов,. По-видимому, печь располагалась в деревянной пристройке, поскольку ее фундамент найти в раскопе не удалось.

Наличие какого-то дополнительного сооружения с северной стороны церкви подтверждается тем, как изображен храмо- вый комплекс на плане Пскова г.: Археологические раскопки показали, что вскоре после завершения строительства галереи она стала использоваться для захоронений. Все захоронения внутри галереи - многоярусные, что свидетельствует, ско- рее всего, о том, что на одном и том же месте захоронены члены одной семьи.

Верно ли это предположение, установит дальнейшее антрополо- гическое исследование. Плотность погребений по вертикали настолько велика, что отделить вышележащие останки от расположенных ниже в полевых условиях оказалось чрезвычайно сложно.

Погребенные бы- ли захоронены в гробах, от которых остались лишь древесный тлен и гвозди. Можно уверенно говорить о том, что в дальнейшем гробы вну- три галереи ставились один на другой без какой-либо существенной засыпки землей.

Таким образом, галерея изначально рассматривалась как коллективная усыпальница, по-видимому, для состоятельных при- хожан, являвшихся вкладчиками в строительство храма, и членов их семей. Аналогичная традиция была прослежена при раскопках церкви Иоанна Милостливого Харлашов,С. Впоследствии кладбище возникло и за пределами церковных стро- ений. В общей сложности в галереях храма и на прицерковном простран- стве выявлено более захоронений, антропологически изучено 95 погребений и их фрагментов.

В том числе 51 мужское, 34 женских и 5 детских. Судя по сохранности костей, 1 ребенок погиб при пожаре. Особый интерес вызвало обнаружение на двух мужских черепах следов рубящего оружия. Найдены также и разрубленные шейные по- звонки. В тазовых костях одного из погребенных мужчин застряла ру- жейная пуля.

Эти находки примечательны тем, что отчасти подтвержда- ют легенду о захоронении возле церкви защитников Пскова. При раскопках получены и пер- сональные данные об одном из по- гребенных в галерее церкви Георгия со Взвоза. По-видимому, при раз- борке галереи и северного придела в г.

Ее фрагмент об- наружен в шурфе в составе верхней части кладки фундамента под север- ную стену притвора рис. Похоже, что рабочие, строившие фунда- мент, намеренно поместили этот обломок на заметном месте, надпи- сью вверх, чтобы обозначить место захоронения человека, о котором сообщает надпись. Об этом свидетельствуют находки в северной части галереи фрагментов оплавленной церковной утвари и оконного стекла, сделанные в черном углистом слое на уровне верхнего яруса захоронений.